Восточный орнамент
Орнаменты народов
О разном
Орнаментация керамики
Галерея орнамента
Японский орнамент
Арабский орнамент
Китайский орнамент
Индийский орнамент
Популярное
 
Часто просматриваемые орнаменты

«Пардозы»

Узор XI—XIII веков обладает ярко выраженной материальностью формы. Он строго соподчинен материалу. И хотя один и тот же мотив изображения встречается в разном материале, мы сразу ощущаем глубокое различие кирпичного, резаного или тканого узора; они разные по характеру и цели. Перенос мотива украшения тканей или металла в убранство зданий наблюдался в архитектуре и раньше, по там сохранялась форма соответственного рода изделий: серебро звучало в гипсе, металл в глине, и т. д. В XI—XIII веках существовал также широчайший обмен мотивами архитектурного декора и прикладных искусств, но узор ткани, перенесенный в кирпич, подчинялся высокой культуре кирпичного узора и обретал свойства и качества архитектурной облицовки; резное дерево, дав пищу резьбе по терракоте, создало и свою особую культуру резной терракоты, непревзойденную в последующие века. Каждый вид отделочных работ выработал свои «пардозы», создал ему одному свойственные приемы обработки фактуры поверхности. Покрытие кирпича и резной терракоты охристым лаком или ангобом отвечало задаче лучшего сохранения облицовок и выявления их природной фактуры. Роспись по ганчу и дереву не скрывала материала и лишь вносила в узор живость и разнообразие. Эти эстетические качества получили в XI— XIII веках высокое развитие.

 

Факторы, взаимодействия техники и искусства имели огромное значение, особенно в работе стоящего на лесах стройки мастера-исполнителя. Но не будем упускать из виду и эстетические качества самого узора, следуя которому работал мастер. Еще до воплощения орнамента в материале этот узор получал жизнь в замысле художника — как идеальный образ будущего творения. Узорность была неотъемлемой частью убранства средневековой архитектуры и прикладных искусств. Она проявлялась в форме каллиграфического письма, оборотах литературной речи, ритмах и ладах музыки. Разве не каллиграфия и орнамент владеют воображением автора Кабус-намэ (XI в.), когда он говорит о красавице: «Она кумир... по стану алиф, мим у нее рот, и пуп у нее локон... В локонах у нее мусскус, а в мускусе завитки. В извивах их изгибы, а в изгибах извивы». Или как сказано в другом рубай: «...в россыпи кудрей красавицы шесть вещей: завитки (печ), узлы (гирех), изгибы (банд), извивы (хам), извилины (тоб) и извороты (шхан)». В произведениях Майруфи и Рудаки завитки волос каоус-нам, 1953.

постоянно сравниваются с буквой «джим», челка на лбу — с буквой «айн в айне». Лукари сравнивает синеватый локон с завитками гиацинта. У Майруфи, Джуйбари, Рудаки, Лукари. Камари, как показали исследования Э. Бертельса, «лицо постоянно сравнивается с цветами».

 

Однако за подобными хитросплетениями мистической философии поэтов-суфиев, видевших в узоре метафорический образ мироздания, нельзя не ощущать вкусов и воззрений народных масс, для которых узор был излюбленной формой искусства.

Узорность в архитектуре, в прикладных искусствах, в поэзии и музыке. Узорность как стиль искусства, как всеобъемлющее художественное воззрение на мир. Откуда это поразительное влечение к орнаменту во всех сферах духовной жизни средневекового общества?

 

 
< Пред.   След. >
 
Кто он-лайн
Реклама
Основа восточного узора © 2017