Восточный орнамент
Орнаменты народов
О разном
Орнаментация керамики
Галерея орнамента
Японский орнамент
Арабский орнамент
Китайский орнамент
Индийский орнамент
Популярное
 
Часто просматриваемые орнаменты

Резной узор Афрасиабских панелей

Стиль полихромных облицовок был уже открыт, и хотя техника цветных мозаичных изразцов (прославившая затем мастеров Ирана) не нашла еще своего применения, местные мастера стояли у порога ее открытия. Они держали в руках ключи от ее тайников, и магическое слово «сезам» было готово сорваться с их уст. Но оно не было произнесено, пока не пробил заветный час.

Резной штук (точнее, ганч) не знал, казалось бы, столь головокружительных перемен. Старый, изведанный путь резьбы ножом по плоскому зеркалу стены — что мог он дать нового после афрасиабских панелей (IX в.)? Старое скульптурное понимание рельефа было в них сметено. Дух античной пластики— еще живой в скульптурном декоре Варахши (VIII в.) — был изгнан окончательно, хотя отдельные мотивы растительного характера сохранились в их уже новой трактовке. Афрасиабские панели связали декоративное искусство Мавераннахра с самыми выдающимися образцами архитектурного декора на современном им или несколько более раннем Переднем Востоке. Стилистически они принадлежат новому времени больше, чем старому. Но геометрические арабески в них почти отсутствуют. Они еще, быть может, не созрели. Мавзолей Арабата (976) говорит другое: их там больше, чем на панелях с Афрасиаба, и они там более зрелые. Причины того нам неясны: то ли не каждый памятник — зеркало века, то панели Афрасиабаба старше, а потому и архаичнее. Так или иначе, но они не дали нам полной картины развития резного узора нового стиля. Резной штук в Рабати-Малик (XI в.) тоже архаичен. Но картина меняется, когда мы обратим свой взор на более поздний памятник — дворец правителей Термеза, где резной ганч составляет такую же энциклопедию узора XII века, как афрасиабские панели — узора X века. Геометрические арабески обретают здесь полное господство, они заставляют растительный узор следовать «капризу» геометрических линий с полной покорностью и неукоснительно. Этот диктат геометрии наметился еще в афрасиабских панелях. Здесь он привел к тому, что и пластические качества вьющихся стеблей и листвы полностью утрачены. Там распластанные листья все еще имели известную мясистость и толщину. Вывернутый лицевой поверхностью фронтально лист сохранял вмятины, правда, слишком симметричные, чтобы почитать их чем-то отличным от формы узора. Здесь стебель и лист не имеют формы предмета и составляют только узор. Меньше растительных элементов (они сохраняются чаще в каймах), больше отвлеченных вставок — кружков, звездочек, замысловатых значков, точек, запятых.

Все это совпадает с наблюденным и в кирпичном узоре. Обобщая, это явление можно назвать отходом от пластики предметных форм и тяготением к более отвлеченно трактованному узору. Увлечение плоской резьбой угрожало потерей чувства меры. Плоская резьба лишает стену весомости, и это могло бы привести в конечном счете к нарушению общего характера архитектуры. Стиль архитектуры термезского дворца (его стены из сырца) — монументальный. Архитектурная резьба, которая пришла на смену его кирпичным облицовкам, должна была отвечать монументальности форм здания. И здесь на помощь пришла пластически округлая резьба, напоминающая резную терракоту. Надписи на угловых колонках дворца в Термезе и в резной терракоте с Афрасиаба выполнены совершенно одинаково. Здесь материал не играет роли: развитие стиля как бы подготовило почву к новому пониманию пластики — не предметной, а отвлеченной. Надписи округло пластичны, но ничего общего с предметными формами в них нет. Пластическое начало восстановлено, но только как категория чистой формы. Светотеневой эффект получил при этом и чисто практическое назначение: закрепление плоского узора в четко выраженных границах и увязка его с массивом стен.

 

 
< Пред.   След. >
 
Кто он-лайн
Реклама
Основа восточного узора © 2017